1. Пресс-центр
  2. СМИ о ВНЦ
  3. Ученый из Северной Осетии рассказал, для чего нужны карты сейсмического зонирования

Ученый из Северной Осетии рассказал, для чего нужны карты сейсмического зонирования

Февраль 15, 2023 Просмотров: 84

ЦХИНВАЛ, 15 фев – Sputnik, Диана Козаева. Северная Осетия стала единственным регионом России, для которого была разработана карта сейсмического зонирования. Власти республики заявили, что строить высотные дома планируется именно с учетом этой карты. Научный руководитель Геофизического института владикавказского научного центра Российской академии наук, доктор физико-математических наук, профессор Владислав Заалишвили рассказал в интервью Sputnik, для чего нужна такая карта, как она помогает смягчить последствия природных катастроф и возможно ли разработать ее и для Южной Осетии.

"Чтобы быть максимально защищенным от воздействия сильных сейсмических событий и тяжелых последствий, в России производится оценка реальной сейсмической активности и составляется карта общего сейсмического зонирования (районирования) – ОСЗ, в масштабе 1:1 000 0000 – 2 000 000, на которой выделяются зоны с различной сейсмической опасностью – семь, восемь, девять баллов", – поясняет ученый.

По его словам, когда в 2010 году производилась оценка сейсмической опасности Владикавказа, они вместе с коллегой из Института физики Земли РАН Евгением Рогожиным (ныне покойным) впервые для субъекта РФ составили карту детального сейсмического зонирования (ДСЗ) территории Северной Осетии в масштабе 1:200 000. При этом детальность выделения активных сейсмических источников значительно точнее.

На следующем этапе, говорит профессор Заалишвили, строится карта сейсмического микрозонирования или сейсмического микрорайонирования, которая является непосредственной основой для сейсмостойкого проектирования и практического строительства.

"Первые две карты – общего сейсмического зонирования и детального сейсмического зонирования – учитывают разломы, возможность генерации или излучения ими сейсмической энергии, и в связи с этим и ставится фоновый балл сейсмичности или уровень пикового ускорения для данной территории. Учет грунтовых условий, включая рельеф, типы и виды грунтов, их физическое состояние, возможности разжижения и так далее позволяет нам с помощью специальных методов и расчетов выделить семи, восьми или девятибалльные зоны на территории того или иного города, или большой строительной площадки", – отмечает Заалишвили.

При этом учитывается повторяемость событий во временном периоде – 500, 1000, 2500, 5000, 10 000 лет. Для территории Северной Осетии максимальное воздействие характеризуется повторяемостью 1000 лет. При этом для ответственных сооружений повторяемость составила 2500 лет и для особо ответственных сооружений (АЭС) может составить 5000 лет.

Чем меньше рассматриваемый период времени, тем меньше вероятность реализации максимальных воздействий. Таким образом, мы получаем три типа карт, пояснил ученый.

Он считает, что общее сейсмическое районирование себя несколько изжило, оно может быть актуально для больших территорий. Для таких территорий как Северная Осетия, и тем более Южная Осетия, необходимо пользоваться более точной картой – детального сейсмического зонирования или районирования всей территории в масштабе 1:200 000 с выделением опасных зон и разломов, источников сейсмических воздействий.

Для отдельных районных центров и крупных населенных пунктов – Дзау, Цхинвал – в дальнейшем на основе карты ОСЗ Южной Осетии должны составляться карты сейсмического микрорайонирования.

Он рассказал о нескольких этапах, из которых состоит эта большая и трудоемкая работа.

"Итак, мы составили карту детального сейсмического зонирования всей территории республики и карту сейсмического микрорайонирования для каждого отдельного населенного пункта, который мы хотим изучить. Дальше идет вторая часть работы – сценарные землетрясения, то есть набор воздействий, которые мы можем ожидать – удаленные сильные землетрясения или локальные землетрясения, которые могут иметь место быть", – поясняет ученый.

Далее идет завершающий этап работы – оценка сейсмического риска. На уже изученной и дифференцированной по уровню опасности территории выделяются типы зданий, их конструктивные характеристики, и на основе анализа определяется возможный ущерб зданий или их сейсмостойкость.

"Мы увидим, что город будет разделен по рискам. В каждой зоне будут ожидаемые риски, то есть экономические и социальные потери (возможны жертвы и раненые), наложенные на карту сейсмической опасности или детального зонирования. Властные структуры и инженера, имея такие комплексные карты сейсмической опасности и риска того или иного населенного пункта, могут видеть, какие здания имеют дефицит сейсмостойкости. То есть сейсмостойкость здания ниже того воздействия, которое может быть, и надо неукоснительно такие здания стараться убирать. Если здания имеют историческую или архитектурную ценность, то "усилять" их или реконструировать, повышая сейсмостойкость", – говорит Заалишвили.

По словам профессора, для Северной Осетии максимальное воздействие характеризуется повторяемостью в тысячу лет один раз.

"Это девять баллов, которые могут и должны проявиться на ее территории. Если мы берем 2500 лет, то южная часть или половина города Владикавказа становится девятибалльной. Но для города достаточно брать промежуток 500-1000 лет. Все это большая работа, и она сделана для всех городов Северной Осетии. Мы построили карты сейсмической опасности или сейсмического микрорайонирования всех городов субъекта, притом впервые в России", – подчеркнул ученый.

Дальнейшая задача, которой занимаются специалисты, – сделать карты риска. По словам Владислава Заалишвили, такие карты есть уже по осевой улице Куйбышева и прилегающих кварталах Владикавказа.

"Мы разделили их на шесть условных районов и увидели, какой может быть ущерб при ожидаемом уровне сейсмической опасности (силе землетрясения). Например, на Проспекте Мира мы нашли такие здания, которые ни в коем случае нельзя было эксплуатировать", – заметил он.

Заалишвили рассказал, что еще в бывшем СССР в свое время планировалось разработать такие же карты для Цхинвала и поселка Дзау, но ситуация, развернувшаяся в начале девяностых годов прошлого столетия, к сожалению, не позволила довести работу до конца. Это касается также города Очамчире в Абхазии.

"Мы этим уже занимались. На моем рабочем столе уже лежали документы по этим городам, но времена были не те", – отметил ученый.

Тем не менее это можно сделать и сейчас.

"Для этого должно быть желание властей. К сожалению, люди не всегда понимают, насколько это важно – оценить опасности и риски и понять, стоит ли вообще заниматься строительством на той или иной территории", – сказал он.

По его словам, несколько лет назад он с участием профессора И.Д. Алборова провел встречу с руководством и коллегами из Южной Осетии, но их предложения по целому ряду важнейших научно-практических направлений так и остались без ответа.

Как отметил профессор, ученые из Геофизического института активно работают и в других республиках Северного Кавказа. Такие же карты они собираются создать совместно с местными учеными для Чечни, Дагестана, Кабардино-Балкарии и других регионов Северного Кавказа.

"В настоящее время имеет место активное научно-организационное взаимодействие с властными структурами при нашем активном участии. Мы больше занимаемся наукой, защищаются диссертации, и хотя эти работы очень трудоемкие, но этим обязательно надо заниматься в интересах собственного населения", – добавил Заалишвили.

Материал опубликован на сайте информационного портала "Спутник. Южная Осетия" от 15.02.2023г.